Среда, 15 Февраль 2017 00:00

Принцип WIN-WIN – императив Трансарктики

Автор  Ольга Журавлёва
Оцените материал
(36 голосов)

О перспективах российской заявки на расширение границ Арктического шельфа, приоритетных задачах России в Арктике, развитии Северного морского пути рассказала в интервью «Центру информационного и правового обеспечения развития Арктики» ведущий научный сотрудник Отдела международно-политических проблем Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений им. Е.М. Примакова РАН, кандидат экономических наук Лабецкая Екатерина Олеговна

- Екатерина Олеговна, какие проблемы в свете изучения Арктики стоят сегодня наиболее остро?

- Говоря об Арктике, нельзя абстрагироваться от процессов глобализации. В этом регионе находит свое преломление весь спектр мировых проблем (вопросы безопасности, охраны окружающей среды, продовольственная проблема, задачи социально-экономического развития малых народов Севера, проблемы устойчивого развития региона, интеграционные процессы и др.) 

Мы являемся свидетелями формирования под влиянием глобализации виртуальных транснациональных пространств. Его арктической проекцией становится ТРАНСАРКТИКА (Trans-Arctic). Конечно, под этим термином отнюдь не следует понимать совокупность национальных территорий “приарктических государств”. Trans-Arctic – это пространство виртуальное, складывающееся в реалиях трансграничного взаимодействия разноуровневых акторов (национальных государств как региональных, так и «внерегионалов», неправительственных международных организаций, транснациональных компаний и пр.) на основе как формальных, так и неформальных механизмов. Trans-Arctic (прежде всего в евразийской проекции) уготована важная роль скрепы в единое глобальное целое двух крупнейших транснациональных пространств – Trans-Pacific и Trans-Atlantic.

Исследование вариантов обретения Россией, крупнейшей арктической и евразийской державой, новых форматов глобального взаимодействия через концепт пространства, в частности через Trans-Arctic, на мой взгляд, одно из перспективных научных направлений.

- Как Вы оцениваете перспективы российской заявки на расширение границ Арктического шельфа? 

- Снявши голову, по волосам не плачут: от секторального разграничения Арктики Россия сама отказалась. К упомянутой Вами заявке отношусь сдержано-оптимистично: перспектива весьма отдаленная, лет на пятнадцать. Окончательное разграничение континентального шельфа в Северном Ледовитом океане (СЛО) «арктической пятеркой» (А5) – РФ, Канадой, Норвегией, Гренландией (Данией) и США – потребует рассмотрения еще не внесенного представления Канады, а также ратификации Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. Соединенными Штатами. Оптимизм внушает договоренность А5 от 2008 г. об урегулировании «возможных перекрывающихся претензий» в случае наложения внешних границ континентального шельфа сторон.

Россия подавала свою заявку в 2001 г., ее обновленный вариант – в феврале 2016 г. В августе 2016 г. он обсуждался на 41-й сессии Комиссии ООН. По ее итогам в декабре 2016 г. Россия направила дополнительные данные и представила свою точку зрения по заявке Дании касательно гренландского шельфа. Следующий раунд Комиссии ожидается в марте.

На сегодня у России «перекрывающиеся претензии» могут возникнуть только со странами на противолежащих берегах в СЛО, то есть с Гренландией (Данией) и Канадой. Все зависит от решения Комиссии ООН по границам континентального шельфа относительно «природы» хребта Ломоносова. В случае его признания свободно стоящим подводным хребтом (не продолжением материковой окраины) делимитация не потребуется, ибо границы континентальных шельфов России, Гренландии и Канады соприкасаться не будут. Если же Комиссией будет признано «материковое происхождение» хребта, то возникнет взаимное наложение прав на шельф, требующее делимитации. Уточню, представление Дании относительно границ континентального шельфа Гренландии в СЛО, распространяющееся на хребет Ломоносова, подано в конце 2014 г., но решение Комиссии по нему еще не вынесено. Канада же зарезервировала свое право подать представление по СЛО позже. 

- У России есть свои приоритетные задачи в Арктике, какие из них Вы бы особо отметили?

- Сегодня в мире высоки риски эскалации кризисов, втягивания главных игроков на мировой арене, включая Россию, в региональные конфликты. Арктика же – наиболее спокойный регион мира, где важно не разбудить дремлющей «конфликтоген». В этом контексте чрезвычайно важно обеспечить всеобъемлющую, равную и неделимую безопасность в Арктике, форсировать социально-экономическое развитие Арктической зоны РФ. Без этого будет сложно обеспечить России ведущую роль в формирующейся Трансарктике и в Евразийско-арктическом поясе.

Опыт проведения Исландией международной ассамблеи «Арктический круг» свидетельствует, что в условиях глобализации эффективным инструментом международной конкуренции становится лидерство в разработке принципов функционирования новых международных институтов и механизмов. У России есть все предпосылки успешно использовать процессы транснационализации Арктики для реализации своих пространственно-геополитических преимуществ, прежде всего в евразийской циркумполярной зоне. В частности Россия могла бы использовать свои двухгодичные председательства в Совете Баренцева/Евроарктического региона (СБЕР) и в Северном Форуме, завершающиеся в этом году, для укрепления «евразийско-арктической оси» Большой Евразии через взаимодействие в формате Арктического совета (АС), А5, ЕАЭС, РИК, БРИКС.

При этом важно понимать, что, конечно, тенденции к транснационализации в Арктике, становление Trans-Arctic сопряжены с серьезным вызовом России, с напряженным поиском компромисса. Ведь РФ не может поступиться своими национальными интересами, пойти на сужение своих прав и полномочий в зонах, на которые распространяются ее суверенитет и юрисдикция.

В то же время формирование нового глобального режима управления в Арктике сулит шанс для упрочения в этом полярном регионе лидерства России, крупнейшей арктической и евразийской державы, ибо привносимые им социально-экономические и политико-репутационные дивиденды могут оказаться весьма солидными. Главное, не упустить момент, своевременно предложить своим стратегическим партнерам, постоянно демонстрирующим свое стремление к углублению вовлеченности в дела Арктики и Евразии, эффективное взаимодействие на основе известной переговорной формулы «беспроигрышной ситуации». Императивом Трансарктики становится принцип win-win.  

- В настоящее время наблюдается повышенный интерес к Арктике со стороны внерегиональных игроков. Как на Ваш взгляд нам нужно выстраивать отношения с ними?

- «Внерегионалы» в Арктике далеко не новички. Достаточно взглянуть на список наблюдателей в АС. В предыдущие века их интерес к Арктике в основном сводился к полярным исследованиям. В условиях глобализации спектр их устремлений в «высоких широтах» заметно расширился. Сегодня арктическое направление в национальной стратегии присутствует практически у каждого «внерегионала». Есть примеры координации ими своих арктических политик. Так, арктический вопрос внесен в повестку дня трехстороннего саммита «Япония-КНР-Республика Корея».

Учитывая наблюдающееся смещение в АТР мирового потенциала силы и развития, России стоит внимательнее отнестись к арктическому интересу ведущих игроков Азии. Напомню, с мая 2013 г. наблюдателями Арктического совета стали КНР, Южная Корея, Япония, Индия, Сингапур. Развитие в Арктике взаимодействия России именно с этими «внерегионалами» представляется наиболее перспективным.

Координация трансарктических подходов в формате БРИКС могла бы способствовать обретению этим объединением мощного конкурентного преимущества в сфере глобального управления.

Взаимовыгодное транснациональное партнерство в Арктике РФ и «внерегионалов» не только открыло бы для каждого партнера возможности реализации в Trans-Arctic своих евразийско-арктических преимуществ, но и обеспечило бы этому процессу мультиплицирующий эффект. 

- Как Вы оцениваете перспективы Северного морского пути (СМП)?

В наше время по-прежнему актуальна мысль М.В Ломоносова, высказанная им в письме цесаревичу Павлу еще в 1763 г., о том, что «Северный океан есть пространственное поле, где усугубиться может российская слава, соединенная с беспримерной пользой, через изобретение Восточно-Северного мореплавания в Индию и Америку». СМП – национальная транспортная коммуникация России в Арктике. Но констатируемый сегодня ренессанс СМП отчасти обусловлен и ростом международного интереса к комплексному освоению «высоких широт». Важно, что СМП – не просто транспортная магистраль, это основа евразийско-арктического «римлэнда» (пояса), гарантирующего естественные геополитические и геоэкономические преимущества России в ХХI веке. Конвертировав их в привилегированное место в системе управления Трансарктикой, Россия могла бы обеспечить себе и ключевую роль в глобальном сопряжении «Trans-AtlanticTrans-ArcticTrans-Pacific» посредством логистической цепочки «Северо-Западный проход (Канада) – СМП – система рек Восточной Сибири – БАМ – ТРАНССИБ».

В рамках российской политики, направленной на обеспечение равноправного и активного участия в современной системе мирохозяйственных связей, значение СМП будет расти. Ведь его роль существенна в реализации таких поставленных российским руководством задач, как увеличение транзитных грузопотоков в целях оптимального развития торгово-экономических связей между Европой и АТР, а также укрепление интеграционных процессов в Евразии. 


Лабецкая Екатерина Олеговна – кандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник Отдела международно-политических проблем Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений им. Е.М. Примакова РАН (ИМЭМО РАН). Член Союза журналистов России и Международной федерации журналистов. 

 

 

Прочитано 1110 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены