Четверг, 05 Апрель 2018 00:00

Арктика: «последняя кладовая земли» как арена военно-политического противоборства

Автор  Андрей Арешев
Оцените материал
(0 голосов)

Экспансия западных стран в Арктический регион приобретает новые грани

В период «холодной войны», когда СССР и США после 1945 года из ситуативных союзников в рамках антигитлеровской коалиции превратились в глобальных противников, геополитическое значение Арктического региона в короткие сроки было переосмыслено в реальности, прямо противоположной морским конвоям и караванам «ленд-лиза». Из пространства сотрудничества Арктика быстро стала очередным фронтом противостояния великих держав. Такой убеждённый сторонник превращения дальней стратегической авиации в ударную силу военных конфликтов, как Александр де Северский, в одной из своих работ доказывал: Арктика, как кратчайший воздушный «мост» между Евразией и Америкой, где максимальные радиусы действия дальних бомбардировщиков СССР и США перекрывают друг друга, объективно превращается в зону напряжённого военного соперничества двух стран. Одним из важнейших уроков Второй мировой войны стало осознание советским руководством резко возросшего геостратегического значения Арктики в глобальном противоборстве и повышение внимания Советского государства к защите своих арктических рубежей (1).

Дислокация войск ПВО СССР в Арктике (2)

 

После распада СССР многие объекты были заброшены и для военного применения непригодны. При этом игнорировался и полифункциональный характер арктических военных объектов, создававшихся в экстремально тяжёлых условиях и служивших одновременно форпостами хозяйственного и научного освоения региона. И поныне Арктика представляет собой сравнительно слабо освоенную богатейшую территорию, в недрах которой сосредоточены колоссальные запасы ресурсов. По данным геологической службы США, минимальные запасы нефти в северных ледовых широтах оцениваются в 90 миллиардов баррелей, а потенциальные запасы природного газа могут составлять около 25% от общемировых. Учитывая быстрое истощение мировых ресурсов, контроль над арктическим регионом становится вопросом не только геополитики, но и выживания в будущем многополярном мире, обуславливая начало вроде бы «шахматной партии», в которой, тем не менее, всё явственнее просматривается силовая составляющая.

Современная военная география Арктики (3)

 

Входящие в НАТО страны Арктического региона – США, Канада, Норвегия, Дания, но не только они – регулярно устраивают военные учения, предполагающие отработку боевых действий в сечерных широтах. Прошедшие в 2017 году манёвры «Арктический вызов» (Arctic Challenge Exercise), как указывается на официальном сайте норвежской армии Norges Forsvar, являются одними из крупнейших в Европе.

А вот другой, казалось бы курьёзный пример. Многоцелевая американская атомная подводная лодка типа «Лос-Анджелес» Hartford, пробивая толщу льда, в нём же и увязла, как видно на фото из Twitter-аккаунта специализированного издания U.S. Navy Currents magazine (заглавное к данной статье).  Инцидент произошёл в ходе боевых упражнений в рамках 5-недельных «ледовых учений» ICEX 2018, проводящихся раз в два году для оценки оперативной готовности флотов западных союзников к действиям в ледяных широтах. Некоторые пользователи социальных сетей даже поиронизировали: мол, готовясь к условным пускам по России (выделено нами – авт.), субмарина застряла в арктических льдах и теперь дорогим партнёрам ничего больше не остаётся, кроме как вызвать на выручку российский ледокол.

На наш взгляд, ирония здесь не совсем уместна, так как скоро, возможно, постепенно тающий арктический лёд перестанет представлять проблему для вооружённых крылатыми ракетами подлодок ВМС США, сочетающих стелс-технологии с большой огневой мощью.

Сокращение полярных льдов в Арктике за последние годы (по сравнению с пунктирной линией)

 

Авторитетное издание National Interest в публикации «США приступили к военным учениям в Арктике» упоминает о подлёдных стрельбах торпедами в рамках масштабных усилий Ice Exercise 2018 (ICEX 2018) в рамках подготовки к войне в регионе в ответ на растущую напряженность в отношениях с Россией. Помимо США, в учениях ICEX 2018 (в море Бофорта у берегов Аляски недалёко от российских территориальных вод) принимают участие флоты Великобритании, Канады и Норвегии. Помимо подводной лодки Hartford, в них задействованы и быстроходные подводные лодки типа «Коннектикут», а также британские подводные лодки Trenchant (Trafalgar-класса).

 

Ледяной лагерь в море Бофорта. Фото Fox News

 

«Главная цель ICEX в этом году – испытать новые системы подледного оружия и отработать тактику его применения. Необходимо подготовить военнослужащих к выполнению широкого спектра задач в арктическом регионе. Мы сможем получить важные данные о том, как торпеды функционируют в этих условиях»,  – говорит глава подразделения Naval Undersea Warfare Center Р. Дропек. Говорится также об изучение «уникальной акустической среды» – не сомневаемся, не только в гражданских, но и в военных целях. Несколько лет назад ВМС США обновили свою арктическую дорожную карту 2009 года, пишет National Interest, придя к выводу, что повышение температуры воды и таяние арктических льдов сделает возможным значительное увеличение количества судов в течение ближайших 20 лет. Более открытые маршруты – это рост морских перевозок и повышение конкуренции за энергетические ресурсы.

Аналогично остальным арктическим странам, Россия считает воды в своем секторе собственными территориальными водами, контролируя судоходство по Северному морскому пути. В свою очередь, США готовы распространить свои притязания везде, где это возможно: «Защищая интересы национальной безопасности США по обеспечению всех прав и свобод, касающихся использования морского и воздушного пространства, признанных международным правом, Министерство обороны будет обеспечивать стратегический доступ военных и гражданских судов и самолетов США во все районы Арктики, как и в другие регионы. В том числе речь идет о проведении в случае необходимости операций по обеспечению свободы судоходства и противодействию чрезмерным морским претензиям других стран». Командующий центром подводных боевых действий ВМС США адмирал Джеймс Питтс объясняет присутствие американского флота в арктическом регионе заботой о безопасности европейских сателлитов Вашингтона: «Мы должны постоянно тренироваться вместе с нашими подводными подразделениями и партнерами, чтобы оставаться опытными в этом полушарии. Наличие обеих подводных лодок на поверхности является наглядной демонстрацией нашего мастерства в Арктике». Донадльд Трамп объявил в мае 2017 года о строительстве арктических ледоколов, зычный сигнал вечной тревоги («русские идут») подал генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг. Самолёты F-22 и Lockheed Martin F-35 Lightning II (технологии «стелс», предназначенные для опытной эксплуатации в условиях сильных морозов) переброшены в минувшем октябре на Аляску. В планах американского военного командования – размещение на Аляске двух эскадрилий F-35А и штурмовиков A-10, базирующихся на аэродроме Айельсон. Учитывая две эскадрильи F-22 (90-я и 525-я), находящиеся на авиабазе Элмендорф-Ричардсон (штат Аляска), новые эскадрильи F-35A позволят удвоить количество истребителей пятого поколения в составе американских ВВС на Тихом океане и довести их число до 54. Не отстают и союзники Вашингтона: развёртывание морской арктической флотилии планирует Канада. Расходы США и Канады на расширение их военного присутствия в Арктике за последние 6 лет увеличились примерно на треть, Дании и Норвегии – минимум на 20%. В приграничном с Россией норвежском Варде размещён радар американской системы ПРО Globus II, ранее находившийся на базе ВВС США в Калифорнии. Он был разработан для получения разведданных о баллистических ракетах, и теперь его местоположение идеально подходит мониторинга запуска российских межконтинентальных ракет на от Плесецка до Камчатки. В американском и канадском арктическом секторах продолжают создаваться новые военные объекты, пункты телерадиоразведки и т.п.

Радар в Варде. Фото: barentsphoto.com
Истребители F-35 и F-22 в одном строю. Фото: alaskaf35s.com

 

Контроль России над Севморпутём, мощный ледокольный флот и укрепление позиций российского флота в арктических широтах (включая создание передовых военных баз) предполагают усиление недружественной военной активности, прежде всего, со стороны стран, участвующих в провокационных манёврах Ice Exercise.

Геологоразведка в арктических секторах США, Канады и Дании периодически приближается либо к российской арктической зоне, либо к району подводного хребта Ломоносова, что чревато различного рода «сюрпризами». Проникновение в Арктику Китайской Народной Республики, не имеющей непосредственного выхода к северным морям, носит более мирный характер и связано с продвижением различных проектов в рамках инициативы «Один пояс – один путь». В частности, финский город Рованиеми предполагается к 2030 году связать 500-километровым железнодорожным «Арктическим коридором» с глубоководным незамерзающим норвежским портом Киркинес. Идея такого строительства обошла всех конкурентов и была избрана финскими и норвежскими властями как наиболее перспективная. В свою очередь, Пекин уже два года активно предлагает скандинавам инвестиции в инфраструктуру Киркенеса и только за 2016 год выкупил или приобрел долю 309 европейских компаний, 7 процентов из которых – финские.

* * *

Арктика – серьёзный резерв экономического роста России, что в условиях обостряющейся схватки за ресурсы не может не беспокоить западных конкурентов. Здесь тесно переплелись политика и экономика, наука и обороноспособность, энергетика, логистика и этнодемография, экология и инвестиции, логистика и многое другое. После введения против России экономических санкций вошедшие в Арктику западные компании, такие, как ExxonMobil, Statoil, ConocoPhillips, Chevron ушли из арктических проектов, что дало дополнительный импульс освоению природных богатств региона силами отечественных компаний, причём отнюдь не только энергетический. По информации газеты «Коммерсант», российское руководство, готовится с 2019 года запретить перевозку добытых в Арктике нефти, газа и угля по Северному морскому пути на судах иностранного производства. Добычу и разведку перспективных месторождений в регионе ведут компании НОВАТЭК («Ямал СПГ»), «Газпром нефть», Лукойл и «Роснефть». Поставки сжиженного природного газа с завода «Ямал СПГ» (на базе Южно-Тамбейского месторождения) по долгосрочным контрактам начнутся в апреле 2018 года. В декабре 2017 года в присутствии Президента России Владимира Путина из порта Сабетта (в Ямало-Ненецком автономном округе) отправились в Юго-Восточную Азию с продукцией компании «НОВАТЭК» танкеры «Кристоф де Маржери» и «Борис Вилькицкий». Вторая очередь завода «Ямал СПГ» может быть введена в действие уже в 2018 году, третья – в конце 2018-го или в начале 2019 года. Проектная мощность каждого объекта составляет 5,5 млн тонн СПГ в год, а общие объёмы инвестиций в три линии завода – 27 млрд долларов. Немецкая Die Welt считает запуск «Ямал СПГ» «историческим шагом для российской энергетики», отметив выдающийся характер данного события и для общемировой добычи газа: «НОВАТЭК стал первым в мире предприятием, построившим терминал для СПГ севернее Полярного круга, где зимой температура воздуха опускается ниже 50 градусов. США до сих пор не реализовали аналогичный проект на Аляске, хотя, в отличие от русских, они не страдают от санкций». Появление «всерьёз и надолго» на рынке СПГ с Ямала может оставить позади некоторые американские и австралийские заводы, и это, конечно же, вызовет противодействие в самых разных форматах.

«Кристоф де Маржери» — первый танкер, прошедший арктические воды без сопровождения ледокола. Фото: Reuters

 

Арктическая «повестка дня» вовсе не случайно занимает своё достойное место в рамках экспертных дискуссий, научно-практических мероприятий и форумов, которые проводятся как в Москве, так и в регионах. «Общественно-политическая дискуссия по поводу освоения Арктики во многом сводится к главному вопросу – сотрудничество или противостояние? – пишут авторы доклада «Арктика в фокусе современной геополитики». – Событиями, придавшими этой дискуссии мощный импульс, стали российская экспедиция «Арктика-2007», снаряженная для уточнения границ шельфа на дне Северного Ледовитого океана, и символическое водружение флага Российской Федерации под водой на Северном полюсе».    И в этой связи также вовсе не случайно, что экономическое освоение Россией Арктики в последние годы подкрепляется развёртыванием военной инфраструктуры и практической отработкой приёмов современного боя. Восстанавливается и создаётся заново военная инфраструктура от Кольского полуострова до Чукотки, а также на архипелагах Земля Франца-Иосифа, Новая Земля, Северная Земля, Новосибирские острова, остров Врангеля. По данным Министерства обороны России, в 2017 году завершено строительство более 100 военных объектов в Арктике. В регионе появились две сравнительно компактные российские военные базы – «Арктический трилистник» на земле Александры (архипелаг земли Франца Иосифа) и «Арктический клевер» на Новосибирских островах, предназначенные для установки на них систем противоракетной обороны с целью перехвата американских стратегических ракет, запущенных с подводных лодок в районе Северного Ледовитого океана. 

Военная база «Арктический трилистник» на Земле Франца-Иосифа
Новосибирские острова

 

В ходе недавней тренировки лётчики палубной авиации Северного флота уничтожили условного противника в воздушном бою в сложных метеорологических условиях Арктики. Истребители МиГ-29К несут круглосуточное боевое дежурство и способны в считанные минуты подняться в небо. В конце ноября 2017 года в состав Арктической группировки ВМФ РФ вошло новейшее многофункциональное судно – дизель-электрический ледокол проекта 21180 «Илья Муромец», призванное обеспечивать деятельность группировки российского флота в Арктике. К 2020 году для ВМФ будет построен патрульный корабль арктической зоны «Иван Папанин» с противокорабельными ракетами и универсальной 100-мм пушкой АК-190, способной пробивать до полутора метров льда.

А в начале января стало известно, что на вооружение подразделений войсковой ПВО в районах Арктики и Крайнего Севера в 2018 году поступят на вооружение автономные зенитно-ракетные комплексы малой дальности «Тор-М2ДТ». Успешно прошедшие испытания противовоздушные системы адаптированы к суровым климатическим условиям и предназначены для работы при низких температурах и в труднодоступных местностях. Как в ручном, так и в автоматическом режиме они могут отражать атаки ракет, беспилотников и самолётов противника.

Таким образом, в Арктическом регионе развёртываются самодостаточные мобильные группировки войск. Укрепление здесь российского суверенитета – неотложная и безальтернативная задача. «Мы грозить никому не будем, но мы, используя наши преимущества, в данном случае территориального характера, обеспечим безопасность РФ и ее граждан. В этом смысле Арктический регион для России крайне важен», – почеркнул Президент России в недавнем интервью журналисту Андрею Кондрашову.

Андрей Арешев

Источник


Примечания

  1. Зубков К. Российская Арктика в геостратегии двух мировых войн // В сборнике: Внешнеполитические интересы России: история и современность сборник материалов IV Поволжского научного конгресса. 2017. С. 77-87.
  2. Кузин В. Арктика – военная география региона // Арктика XXI век. Гуманитарные науки. 2017. № 2.
  3. Кузин В. Указ. работа
Прочитано 479 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены