Среда, 31 Май 2017 00:00

Проблемы совместного освоения Арктики в условиях геополитического противоборства

Автор  Андрей Арешев
Оцените материал
(7 голосов)

В последние годы Арктический регион всё чаще привлекает к себе внимание политиков и экспертного сообщества, что связано с множеством тесно взаимосвязанных факторов – начиная с природно-климатических и заканчивая геополитическими. Северный Ледовитый океан объединяет Россию, США, Канаду, Норвегию и другие страны в единое пространство, взаимодействие в рамках которого, несмотря на позитивные примеры из прошлого (вспомним хотя бы знаменитые «северные конвои»), далеко не всегда является бесконфликтным.

Всё более заметной становится тенденция к нарушающей баланс сил милитаризации региона, застрельщиком которой являются страны, входящие в Североатлантический альянс. Россия рассматривает действия НАТО в Норвегии, Прибалтике, на Балканах и в Арктике как демонстрацию силового продвижения в своих интересах, заявил в ходе недавней шестой Московской конференции по международной безопасности министр обороны России генерал армии Сергей Шойгу. Патрулирование воздушного пространства Прибалтики «полицейской» авиационной миссией НАТО де-факто стало составной частью так называемой зоны ограничения доступа, охватывающей Калининградскую область и восточную часть Балтийского моря. Глава российского военного ведомства выразил сожаление, что инициатива президента Финляндии о полетах военной авиации над Балтикой с включенными транспондерами (используемыми в системах распознавания «свой-чужой»), получившая поддержку президента России, была проигнорирована НАТО.

Современный полигон создан на севере Норвегии, в непосредственной близости от российской границы. Там уже размещаются натовские контингенты, пока правда на ротационной основе. Видимо, не случайно, что именно Норвегия инициирует различные предложения, направленные на милитаризацию Арктического региона.

Согласно оценкам экспертов, в Арктике сосредоточено около 13 % мировых неразведанных запасов нефти и до трети – газа. Авторы недавно вышедшего доклада Арктического совета[1], при сохранении нынешних темпов таяния льдов к концу 30-х годов этого века Северный Ледовитый океан в летние месяцы будет почти свободен от ледового покрова, что сделает ненужными Суэцкий и Панамский каналы (впрочем, есть и иные прогнозы).

Малонаселенные и суровые по климатическим условиям, арктические территории России столетиями играли роль резервной территории, природными запасами которой страна планировала постепенно «прирастить свое могущество». Смутные времена «перестройки» и 1990-е годы, ставшие периодом торможения в развитии поисковых, научно-экспедиционных работ по изучению Арктики, не прошли бесследно для позиций России в этом стратегически важном для её развития регионе.

Ситуация начала медленно исправляться лишь в середине 2000-х годов, по мере преодоления негативных тенденций, работавших на разрыв государственно-территориального единства страны и укрепления федеральных органов государственной власти, начала восстановления связности территорий, в том числе арктических, к коим относится 8 субъектов Российской Федерации.

18 сентября 2008 г. Президент Российской Федерации утвердил Основы государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2020 года и дальнейшую перспективу. Одним из основных национальных приоритетов в Арктике признано использование Северного морского пути в качестве национальной единой транспортной коммуникации Российской Федерации в Арктике.

В мае 2014 года был принят Указ главы государства «О сухопутных территориях Арктической зоны Российской Федерации», закрепляющий их в единый территориальный комплекс. В состав Арктики вошли острова, расположенные в Северном Ледовитом океане, а также Мурманская и Архангельская область, Ненецкий, Чукотский, Ямало-Ненецкий автономные округа, а также север Республики Коми и Якутии Красноярского края.

Активизировался процесс военного строительства, непосредственно связанного с вопросами обеспечения безопасности жизнедеятельности и функционирования инфраструктур в специфических условиях заполярного региона[2].

В конце марта 2017 года Верховный Главнокомандующий и Министр обороны России в ходе визита на архипелаг Земля Франца-Иосифа посетили один из расположенных там объектов Минобороны. Комплекс под названием «Арктический Трилистник» оснащен всем необходимым для автономного несения службы. Также на боевом дежурстве – «Северный Клевер» на Новосибирских островах, где, по словам командующего Северным флотом Николая Евменова, «развернуто радиолокационное отделение, пункт наведения авиации. Основные задачи – радиолокационная разведка наведение истребительной авиации, с вводом в эксплуатацию инфраструктуры военных баз по периметру северных границ России, Арктику накроет единый щит противовоздушной обороны. Северный Ледовитый океан, помимо таящихся в нём природных богатств, может быть эффективно задействован как для целей американской противоракетной обороны, как и для механизмов её нейтрализации.

В любом случае, происходящие изменения предопределяют качественно новую роль Арктики в будущих геополитических и геоэкономических раскладах. Роль России как ключевой страны в освоении и исследовании региона, само по себе право России на владение частью приграничного шельфового пространства сегодня до последнего времени оспаривались[3].

Западные СМИ и эксперты (некоторые из них занимают не последние должности в администрации президента США), рассуждающие о «сибирском проклятии» России, будут и впредь настаивать на неспособности России осваивать как собственные территории, так и сопряжённые с нею и морские пути. Не приходится сомневаться в том, что для этого будет задействован широкий инструментарий – от недобросовестного поведения в рамках международных организаций до откровенно недружественных акций, которым не следует удивляться.

В непростых условиях современной мировой политики немаловажное значение имеет вовлечение в арктические программы России её союзников и партнёров по формирующейся «Большой Евразии», на условиях взаимной выгоды и баланса интересов. Всё это подчёркивает актуальный характер состоявшейся 26 мая 2017 года в МИА «Россия сегодня» международной конференции «Арктика как регион сотрудничества стран-участников ЕАЭС». В мероприятии, организатором которого выступил «Центр информационного и правового обеспечения развития Арктики», приняли государственные и общественные деятели, представители научного и экспертного сообщества.

Открывая круглый стол, вице-президент Фонда развития евразийского сотрудничества Андрей Смирнов отметил важность интеграционного формата сотрудничества и возможную роль ЕАЭС в перспективных проектах Арктического региона, что позволило бы евразийскому интеграционному проекту выйти на новые рубежи и достичь новых положительных результатов.

Arctic_Center_Logo

Привлечение ресурсов государств-членов ЕАЭС в арктические проекты имеет большое значение, подчеркнула директор «Центра информационного и правового обеспечения развития Арктики» Юлия Беликова. Российская Арктика в перспективе способна стать центром, объединяющим стран-участниц ЕАЭС, стимулировать экономическое, научное, политическое взаимодействие в рамках Союза.

Член Совета Федерации от Мурманской области Игорь Чернышенко напомнил об основных вехах развития российского законодательства по Арктическому региону, отметив также имеющиеся здесь недостатки. В частности, разрабатываемый на протяжении длительного времени проект Федерального закона «О развитии Арктической зоны Российской Федерации», в котором регулировался бы порядок соответствующей работы, так до сих пор и не вышел из недр правительства. Также имеются недосказанности в вопросе финансирования ряда проектов, в том числе 120-мегаваттного ледокола «Лидер». В целях позиционирования ЕАЭС как более активного игрока на арктическом поле, была высказана идея о придании ему статуса наблюдателя в Арктическом Совете.

Депутат Государственной Думы РФ Виталий Пашин, отметив медленное решение ключевых вопросов, также отметил необходимость скорейшего рассмотрения проекта Федерального закона «О развитии Арктической зоны Российской Федерации», направленного на решение проблем неразвитости инфраструктуры, значительного оттока населения и др. Предполагается развитие транспортного, производственного, инфраструктурного и ресурсного направлений, а также поддержка предпринимательской и инвестиционной деятельности. Советом по Арктике и Антарктике при Совете Федерации совместно с Государственной комиссией по развитию Арктики и Антарктики Министерства экономического развития подготовлена концепция и примерная структура ФЗ «О развитии Арктической зоны Российской Федерации». Их положения направлены на создание особых экономических зон, территорий опережающего развития, реализацию проектов комплексного развития территорий на принципах государственно-частного партнёрства, поддержку инновационных разработок и др.

Директор Института ЕврАзЭС Владимир Лепёхин затронул тему сложной взаимосвязи коммуникационных путей Арктики (прежде всего Севморпути) с продвигаемыми Китаем трансграничными проектами. Несмотря на декларируемую взаимодополняемость, между ними имеется определённая конкуренция, и вряд ли развитие Севморпути входит в приоритеты китайских партнёров, делающих акцент на железнодорожном транспорте. С учётом рисков и неопределённостей при реализации проекта «Один пояс – один путь» именно Северный морской путь, будучи российским проектом, может стать единственным безопасным, максимально коротким и дешёвым коридором, призванным соединить Юго-Восточную Азию с Европой. Необходимо привлечение партнёров России по ЕАЭС к арктической тематике при повышении роли ОДКБ.

В выступлениях ряда участников конференции нашли отражение (и даже вызвали определённую полемику) сложные вопросы межгосударственного взаимодействия в Арктике, и, в частности, целесообразность привлечения к нему стран, не имеющих непосредственного территориального соприкосновения с северным полюсом Земли. Так, к.э.н., в.н.с. ИМЭМО РАН Екатерина Лабецкая выдвинула идею о формировании Евразийского Арктического Партнёрства как предпосылки для формирования Трансарктики, понимаемой в контексте трансграничного взаимодействия региональных и внерегиональных игроков, а также транснациональных корпораций и международных организаций. Она обратила внимание на один из пунктов декларации Арктического Совета по итогам майского заседания на Аляске, в котором идёт речь о разработке к 2019 году механизма неформального взаимодействия с неарктическими странами. Наряду с потенциальными вызовами, грамотная арктическая дипломатия России позволила бы усилить позиции нашей страны и приобрести новые элементы глобального управления.

Фрагменты презентации Е. Лабецкой

Директор Центра анализа террористических угроз Рамиль Лапыпов, призывая отрешиться от излишних иллюзий, напомнил о том, что любые действия России в северном направлении (как и в любом другом) будут неизменно наталкиваться на противодействие, в том числе со стороны неарктических государств. Пропагандистские мемы наподобие «Арктики без границ» либо «российской экспансии» никуда не денутся из арсенала информационной войны. Вопросы безопасности, которые неизбежно будут возникать на новом этапе освоения арктических территорий, необходимо обсуждать уже сегодня. В отличие от Советского Союза, в современной России отсутствуют мобилизационные стимулы для привлечения людей на освоение арктических территорий. Соответственно, методы исключительно экономического стимулирования предполагают присутствие некоторого количества нежелательных лиц, способных создавать поводы для различного рода конфликтов (включая этноконфессиональные) и создавая тем самым вызовы безопасности. Экологические проблемы, а также проблемы коренных народов при этом также никуда не денутся и по-прежнему будут находиться в фокусе информационных атак. Уже сегодня в западных СМИ муссируется «угроза», исходящая якобы от Арктической группировки Вооружённых Сил РФ, в реальности имеющей исключительно оборонительное предназначение. Не связывая проблемы экологии и безопасности, можно в конечном итоге получить «дом без фундамента», резюмировал Р. Латыпов.

Комплексный характер вопросов, связанных с освоением арктических территорий, затронул в своём выступлении директор ФГБУ «Государственный океанографический институт им. Н.Н. Зубова» Юрий Сычёв. В частности, он отметил поступательный и достаточно интенсивный процесс потепления в Арктике, что приводит к сокращению площади ледовой поверхности и позволяет делать прогнозы о том, что к 2060 году лёд исчезнет в летний период, а к 2100 году – вообще. Кроме того, интенсивно тает крупнейший ледник Гренландия, что приводит к постепенному росту уровня мирового океана. Данные природно-климатические процессы приводят как к позитивным, так и к отрицательным последствиям для экономической деятельности человека. Из позитивных можно обозначить перспективу освоения шельфовых месторождений и использование Севморпути как коммерчески выгодной альтернативы пути через Суэцкий канал. Негативные последствия состоят в разрушении вечной мерзлоты, что уже сегодня создаёт проблемы с фундаментами многих домов в Норильске и других северных городах. Кроме того, интенсивное разрушение береговой линии может привести к затоплению обширных территорий, в том числе мест скотомогильников, что создаёт эпидемиологические риски. Новые грани могут обрести также проблемы сохранения традиционного уклада жизни коренных народов Севера.

В 2016 году объем перевозок по Северному морскому пути составил приблизительно 7 млн тонн, впервые за долгие годы превысив советские показатели. Однако внешних транзитных перевозок сегодня вдоль Арктического побережья России практически не ведётся: речь идёт почти исключительно либо о внутрироссийских, либо об экспортных перевозках. В соответствии с программами освоения Арктики реализуется либо намечен к реализации ряд инвестиционных проектов, позволяющих создать опорные зоны развития от Мурманска до Чукотки. При этом инвесторами ряда железнодорожных проектов (отдельные участки которых были проложены в советское время, но потом заброшены) являются китайские партнёры.

Фрагменты презентации Ю. Сычёва

Вице-президент государственного фонда развития Арктики Александр Бочкарёв продолжил мысль многих участников о том, что неоднозначные моменты, связанные с китайским «Шёлковым путём», актуализируют проработку комплекса вопросов по использованию Севморпути как перспективного транзитного направления. Также он обратил внимание на широкие перспективы межгосударственного сотрудничества в Арктике.

Глава организации «Диалог» Юрий Навоян остановился на роли армянских общин северных регионов России в интеграционных процессах. В настоящее время относительно крупные и сплочённые армянские общины присутствуют в Мурманске, Архангельске, Красноярске, Петропавловске-Камчатском, Якутске и других приарктических городах России. Петропавловск-Камчатский и армянский Гюмри недавно стали городами-побратимами. Научно-исследовательские институты Республики Армения готовы к проработке отдельных вопросов, связанных с инфраструктурными проектами в Арктике; кроме того, в рамках существующих соглашений в Армению поставляется сырьё для ювелирной промышленности и горюче-смазочные материалы из России. Активная деятельность межправительственных и межпарламентских структур двустороннего сотрудничества, в том числе с опорой на северные регионы России, является дополнительным фактором укрепления российско-армянского сотрудничества.

Руководитель Евразийского движения России Юрий Кофнер также отметил необходимость для России развития собственных инфраструктурных и инвестиционных проектов, одним из которых является Северный морской путь. Он обеспечит не только трансграничный транзит, но также и связность северных регионов России между собой как в широтном, так и в меридиональном измерении. Помимо энергетических проектов, при освоении Севера речь может идти о добыче редкоземельных металлов, а также о развитии экстремального и «этнического» туризма.

С другой стороны, есть и сдерживающие факторы: в частности, договор о ЕАЭС не упоминает Арктику как самостоятельное направление сотрудничества стран-участниц; отсутствуют какие-либо наработки со стороны ЕАБР и других профильных структур. Несмотря на потепление климата, длительное время не отпадёт нужда в мощном ледокольном флоте, что значительно повышает стоимость добываемых углеводородов и затраты на их перевозку. Дополнительную неопределённость привносит волатильность мировых цен на нефть и газ. Тем не менее, учитывая не до конца прояснённый вопрос с окупаемостью «Экономического пояса Шёлкового пути», Северный морской путь мог бы его дополнить как более краткий маршрут, выгодный для перевозок ряда категорий товаров (с высокой добавленной стоимостью, скоропортящихся и т.д.)

Директор проектного офиса «Северный завоз» Юлия Зворыкина отметила необходимость преодоления дисбаланса в развитии российских территорий, в том числе с использованием новых технологий. Неоднократно упоминавшийся в выступлениях участников конференции «Экономический пояс Шёлкового пути» представляет собой попытку синхронизировать грузопотоки в формате мультимодальных перевозок при помощи цифровой логистики, что в контексте евразийских реалий представляет скорее перспективную задачу. В то же время, страны-участницы ЕАЭС имеют удалённые территории и в вопросах их жизнеобеспечения и развития сталкиваются с определённым набором типовых проблем. В этой связи стоило бы подумать о создании некоторых стандартов в рамках Союза, включая перспективные производства и рабочие места на удалённых территориях, а также электронные торговые площадки для обеспечения завоза на них всего необходимого.

Фрагмент презентации Ю. Зворыкиной

Профессор, д.э.н., в.н.с. Института экономики РАН, руководитель отдела экономики Института стран СНГ Аза Мигранян полагает, что Арктика – это конкурентное поле, где ЕАЭС может проявить себя. Институциональным мостом в Арктику для партнёров по Союзу являются российские инвестиционные проекты. В свою очередь, Россия может способствовать росту потенциала стран-партнёров, как это делают некоторые арктические страны. Общая логистика предполагает снятие административных барьеров; унификация правового регулирования, доступ госзакупкам России, электронные площадки биржевой торговли, обслуживание технологических цепочек в рамках российских проектов – всё это могло бы со временем превратить ЕАЭС в заметного игрока на арктическом поле.

* * *

Россия, как участник Евразийского Экономического Союза, заинтересована  в вовлечении партнёров в программы освоения Арктики. Предполагается, что такая работа, рассчитанная на длительную перспективу, будет способствовать укреплению взаимовыгодных экономических отношений. Разумеется, проблем здесь остаётся ещё немало (демография, этноконфессиональные проблемы, региональная историко-культурная идентичность, экология и т.д.), и по многим из них необходимо проводить самостоятельные форумы. Однако не приходится сомневаться в том, что при деятельном участии государства, бизнеса, региональных властей, научного и экспертного сообщества Арктика превратится из депрессивного региона в перспективную площадку совместного развития России и её партнёров по евразийскому интеграционному проекту.

Андрей Арешев

Источник


[1] Учреждённый в 1986 году межправительственный форум в составе Канады, Дании, Финляндии, Исландии, Норвегии,  России, Швеции и США. Постоянными участниками также являются организации. В числе наблюдателей – 12 неарктических государств, в том числе Германия, Великобритания, Китай и Япония и 20 неправительственных или межправительственных и межпарламентских организаций.

[2] См., напр.: Международная конференция по проблемам предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций в Арктике. «Безопасный город в Арктике». Звенигород, 6-8 апреля 2016.г. Сборник материалов. Москва ФБГУ ВНИИ ГОЧС (ФЦ). 2016

[3] Пилясов А.Н. Арктика Азии и Арктика Европы: будут ли расходиться траектории развития ? // Экономика Востока России. 2015. № 1 (3). С. 25-30.

Прочитано 366 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены